SavoNika / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется. Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу












SavoNika




Блог SavoNika Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация


В волшебном шорохе листвы,
Ковром лежащей под ногами,
Мы не найдем с тобой, увы,
Любви, незыблемой годами.

Она растаяла, как дым,
Всего на миг околдовала.
Воспоминаньем лишь простым
Мы можем все начать сначала.

И заново прожить всю боль,
Что мы друг другу причинили.
Но надо ль снова сыпать соль
На рану, что не долечили?

А сердце всё еще стучит,
Всё трепыхается, пустое,
И болью, бедное, кричит,
И умоляет о покое.

Не так нам виделся финал, -
Мы о другом совсем мечтали.
И ты не всю меня познал,
Так и не сняв с меня вуали.

Твое молчание. В ответ
Мои опущенные руки.
А между нами целый свет,
Окрашенный в цвета разлуки.

25.09.2010 – 06.04.2011.

© Ника Савостьянова

Под этим белым покрывалом
Уже не так сияет свет.
Ты умираешь очень старой,
Оставив в жизни грязный след.
Не многие тебя уж вспомнят
И, вряд ли, будет кто скучать.
Последний вздох почти что отнят.
И не пытайся умолять.
Твой дом ничуть не опустеет, -
В нем будет все как при тебе.
А прах на улице развеют,
Не вспомнив о былой мольбе.
31.03.2011.


© Ника Савостьянова

Сколько боли во мне, что не выплакать временем…
Я жила день за днем, как песчинка на дне.
И порою меня уносило течением,
Но душа оказалась моя в западне.

Я металась во мгле, словно лань перед бойнею.
Напоролась впотьмах на жестокость глухих.
Залечила вином свою рану я гнойную.
И весь мир в одночасье на веки затих.

И теперь я живу без малейшего трепета,
Без желанья парить, иль сгорать как в огне,
Без желанья внимать слову лживого лепета,
Словно что-то убито навечно во мне.

Я не жду от судьбы ни подарков, ни милости.
Мне б лишь день мой прошел поскорей да в тиши.
И ни с кем не хочу ни любви я, ни близости.
Словно Бог дал мне душу, а сердца лишил.
27.01.2011.

© Ника Савостьянова

Я гоню тебя прочь, словно хворь застоялую.
Слишком долго ты ел мое сердце с душой.
А на память возьму лишь азалию вялую
И, быть может, пакетик с твоей черемшой.

Рюмка водки стоит. Долго ль ждать опьянения?
Как похмелье пройдет грусть, помучив денек.
Я так долго ждала новых сил и прозрения.
И к чему мне теперь твой с упреком намек?

Не зови ты меня ни женой, ни любовницей.
Ты давно уж один, просто сам по себе.
Только Бог возвратит тебе боль мою с торицей.
И пусть все будет так, как угодно судьбе.
14.01.2011.

© Ника Савостьянова (Ижанова)

Когда уходят в пустоту,
Друзей с собой не забирают.
Но так жестоко оставляют
Былых признаний красоту.

Где ложь была, уже не важно, -
На память все ложится криво,
Так витиевато, так красиво
И, от того ли, так отважно.

Когда друзей уж рядом нет,
Мы вспомним всё, чем дорожили,
И ночь, которую прожили,
Встречая розовый рассвет.

Вот-вот погаснет Солнца свет.
Где нет тебя, там я осталась.
И мне лишь пустота досталась
И взгляд прощальный твой в ответ.

21.12.2010.

© Ника Савостьянова

Любовь порой случается с людьми...
Неистова, красива и жестока.
И пусть все лягут пред тобой костьми,
Пусть хоть на миг, но ты не одинока.
Потом терзанья, боль и тишина,
Мольба, отчаянье, обида.
И вот уже ты рая лишена,
Ты просто представительница вида,
Пособие в учение мужам,
В чужих глазах страдалица и дура.
Но все же веришь собственным ушам.
И в голове засевшая цензура
Все так же поражает красотой.
Какое счастье – снова обмануться!
А ведь на все ответ весьма простой –
Забыть про всё и заново замкнуться!
11.12.2010.

© Ника Савостьянова (Ижанова)

Кажется, не больно умирать.
Кажется, не страшно все оставить.
Только невозможно мне понять,
Сколько нам еще с тобой лукавить?

Как наш мир так быстро опустел?
Я тебя практически не вижу.
Ты едва ли этого хотел...
Если не смолчу, то, вновь, обижу.

Только говорить-то смысла нет, -
Ты навряд ли сможешь все исправить.
Мы на расстоянье двух планет.
Лед, что между нами, не расплавить.

Верю, что жива еще любовь.
И сердца, порой, так часто бьются.
Только сомневаюсь вновь и вновь,
Что хоть раз пути наши сойдутся.

11.11.2010. (02:57)
© Ника Савостьянова

─ Умоляю тебя, прекрати! Она еле дышит, ─ взмолилась я.
─ Слушай, ты меня достала со своим нытьем. Тебе не кажется, что ты сильно преувеличиваешь? Все нормально, успокойся.
─ Я не могу успокоиться. Прошу тебя, помоги мне. Я не справлюсь одна. Ее еще можно спасти. Все еще можно исправить.
Но он словно не слышал меня. Он все время стоял ко мне спиной и даже не пытался повернуть хотя бы голову в мою сторону. Я почти ничего не видела от слез и боли, которая просто рвала мое сердце на мелкие клочки.
─ Пожалуйста… Услышь меня, умоляю! Она ведь еще может выжить. Ты же сам знаешь, что без нее рухнет весь наш мир.
─ Не рухнет, ─ злобно ответил он,─ хватит уже драматизировать. У меня и без того проблем хватает.
И я замолчала. Мне больше ничего не оставалось, как просто наблюдать за тем, как она умирает. Её смерть буквально оглушила меня. Её последний крик был на столько пронзительным, что мне показалось, будто вместе с ней я тоже перестала дышать. Я оказалась права, наш мир стал рушиться. Прошло еще много времени, прежде чем он повернулся ко мне. Он оглядел руины, в которые в одночасье превратился наш мир и недоуменно спросил,
─ Что это? Как такое могло произойти?
─ Это последствия её смерти.
─ Она… Она умерла?
─ Ты убил ее.
─ Я… Я не хотел, прости! Я думал… Я думал, что любовь бессмертна.

16.09.2010.
© Ника Савостьянова

Прими души моей подарок драгоценный.
Прими, пусть даже сердцу твоему не мил.
И пусть не дрогнет боле голос твой надменный
В мерцании тускнеющих светил.
Мой не мутнеет разум, увидав былое.
Хотя мне с каждым днем заметно холодней,
Но этих гроз осенних лязганье смурное
Уже не сделает душе моей больней.
Не по пути нам было с самого начала,
Но, вопреки всему, с тобою мы сошлись.
Судьба шутя с тобой нас обвенчала,
А что в итоге? Мы все же развелись...
30.08.2010.
© Ника Савостьянова

Он встал как всегда очень рано. Умылся, заварил чай и сварил манную кашу. Посмотрел в окно и обрадовался яркому солнечному свету.
«Сегодня даже Солнце светит ярче для тебя, любимая моя», - подумал он.
Пока каша остывала, он быстренько одел свое старое пальто, взял трость и поспешил в киоск с цветами, который находился в соседнем доме. Трясущимися руками достал свой старенький кошелек и на последнюю мелочь купил ей три гвоздички, точно такие же, какие он подарил ей на первом свидании.
Он так хорошо помнил все, о чем они говорили тогда, - и как он призналсяей в том, что так давно ее любит, что любил ее всеэти годы, с самого первого дня, когда увиделее в детском доме. Он рассказал ей, как бежал за тем автобусом, на котором ее увозили родители, удочерившие ее. Как он выкрал ее адрес у девочки, с которой она переписывалась. Как он разыскал ее, когда вырос. И что он не пропускал ни одного ее концерта и так восхищался ее талантом. Как же ему приятно было вспоминать тот вечер, когда он сделал ей предложение, и она согласилась. «Мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день!» - пообещал он ей тогда.
Дома он поставил цветы в вазу с водой. Он положил немного манной каши в тарелку, налил чай в кружку и все это поставил на поднос.
─ Доброе утро, любимая! С днемрождения! Пора завтракать, дорогая моя, ─ сказал он и поставил поднос с едой на тумбочку, возле кровати. Ее глаза блестели от слез. И хотя она не могла сказать ни слова, он видел, что она так ему благодарна за эти цветы. Вот уже три недели,как ее парализовало и ей становилось все хуже и хуже. Она совсем не могла произнести ни слова, лишь изредка мычала, но он всегда понимал, что она хочет и что ей надо. Она не смогла съесть ни единой ложки каши и сделала всего один глоток чая.
─ Ну, хорошо, не буду тебя мучить, раз не хочешь есть. Сейчас я тебя умою и причешу, ─ со вздохом произнес он.Принес миску с водой и полотенце, смочил его и очень бережно протер ей лицо и шею, а затем руки. Он расцеловал ее старые, но, тем не менее, самые красивые руки в мире. Эти руки когда-то играли на фортепиано. Божественно играли! Он причесал ее, а затем взял небольшое зеркальце и поднес к ее лицу.
─ Видишь, ты все еще прекрасна! Я так тебя люблю! ─ сказал он и поцеловал ее. На ее глаза снова навернулись слезы. На этот раз в ее глазах было очень много боли и печали. Она так тяжело вздохнула и уже не в силах была сдержать слезы, которые буквально полились по лицу.
─ Не плачь, родная моя. Не надо плакать сегодня, я прошу тебя.
Но, глядя на нее, он понял, почему она плачет и что пытается сказать ему, ─ я все понимаю, любимая. Но ведь у нас было много хорошего в жизни. У нас прекрасные дети и внуки, мы даже дожили с тобой до правнуков. Мы счастливые люди! Ты – самое лучшее, что было у меня в жизни. И я всю жизнь благодарил Бога за то, что он подарил мне тебя.
Его сердце сжалось от боли и страха, но из последних сил он старался не показывать ей своего волнения. Он держал ее за руку и гладил по лицу. И продолжал гладить даже тогда, когда она перестала дышать.
Прошло еще много времени, прежде чем он встал, подошел к окну, взглянул на небо, затянутое тучами и зарыдал вместе с дождем, стеной полившемся с неба.Немного успокоившись, он зашел в соседнюю комнату. Достал письмо, которое приготовил для родных, взял из буфета коробочку с деньгами, которые откладывал на этот случай, затем прошел на кухню и проверил, казалось бы, по привычке воду и плиту. Смахнул со стола крошки манной крупы и, на последок, оглядел свою маленькую, но очень уютную кухоньку, в которой они когда-то сидели часами и беседовали обо всем на свете.
Он открыл замок входной двери и позвонил сыну.
─ Алло! Здравствуй, сынок… Да у нас все так же, никаких улучшений. Я вот что… Сынок, ты бы приехал завтра, а?.. Приедешь?.. Ну вот и отлично… я буду ждать… Поцелуй там детей за меня, скажи,что мы их очень любим…
«Вот и все!» - подумал он. Затем достал из тумбочки сверток с таблетками и прошел в комнату…
Он выпил все снотворное, до последней таблеточки, а потом лег рядом с ней и обнял ее, ─ вот видишь, любимая, я ведь обещал тебе, что мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день! ─ сказал он и заснул… навсегда.
04.08.2010.
© Ника Савостьянова

Я имею в виду не вымирание мужчин, а то, что они слабеют с каждым годом. Уже не редкость слышать от мужчины, как ему тяжело зарабатывается, как трудно живется, какая нервотрепка и так далее. Причем они не стесняются говорить об этом своим женам, или еще того хуже, на первом же свидании. О растущей гомосексуальности я уже просто молчу.

Женщинам просто ничего не остается, кроме как становиться сильными и независимыми, самим зарабатывать, рожать для себя и волочить на себе всю семью.

Женщины и мужчины все чаще меняются ролями.

Что дальше? Мужчин таки признают официально слабым полом или все вернется на круги своя когда-нибудь?

− Алло.
− Привет.
− Привет.
− Что делаешь?
− Собираю вещи.
− Ты уезжаешь?
− Да. Я позвонила и согласилась на эту работу. Они предложили хорошую зарплату и оплатят квартиру. Есть смысл ехать.
− Ты все решила?
− Да.
− И ты уверена, что делаешь все правильно?
− Не уверена. Но жить так больше я не могу. Мне надо что-то изменить в своей жизни.
− Прошу, прости меня. Я был неправ. Я люблю тебя и не хочу терять.
− Поздно. Ты унизил меня и, тем самым, поставил точку в наших отношениях. Прощай. Не звони мне больше.

Она повесила трубку, и ее охватила дрожь. Трясущимися руками она достала из аптечки успокоительное. После таблеток стало легче. Она слушала, как успокаивается ее сердце. В голову лезли мысли о прошлом. Она легла на диван и представила себя в том парке, где познакомилась с мужем. Мысленно прошлась по аллее. Ей очень захотелось той сахарной ваты, которую он ей купил в тот вечер. Воспоминания прервал телефонный звонок.

− Алло.
− Позволь мне с тобой увидеться. Удели мне всего пол часика. Умоляю!
− В этом просто нет смысла. Оставь ты свои надежды. Поздно.
− Я буду надеяться, пока дышу. Ты – моя жена. И я не могу сидеть, сложив руки, когда рушится наша семья. Я сам во всем виноват, но я могу это исправить.

Она повесила трубку. Через час вещи были собраны. Раздался звонок в дверь.

− Быстро же ты доехал из области, − сказала она, открывая дверь. Но это был не он.
Ее охватил страх и ужас…

− Эти московские пробки пол жизни отнимают, если не всю, − сердито произнес он. Взял мобильный и еще раз набрал ее номер. Телефон молчал. Отправил смс:

«Пожалуйста, возьми трубку. Нам надо поговорить!»

Через два часа пробка рассосалась, и он за пятнадцать минут доехал до дома. Взлетел по лестнице на четвертый этаж. Ему не давало покоя странное чувство, будто он опоздал. Впервые в жизни ему было страшно открывать эту дверь своим ключом. Он не сразу заметил, что дверь была открыта. Его грудь сдавила дикая боль и отчаяние. Он кинулся на колени и зарыдал над ее окровавленным телом.

− Опоздал. Прости, я опоздал.
28.11.2007

© Ника Савостьянова

Я помню каждое мгновенье, -
И страстный поцелуй порой,
И нераздетое волненье,
И охлаждающий покой,

И снова вздохи и объятья,
И боль в губах, в порыве чувств,
Слова любви, что как заклятья
Срывались с тех дрожащих уст.

Я помню все, что в те минуты
Так будоражило меня.
Теперь два сердца, как сосуды,
Разбиты вдребезги, звеня.

Ты их ничем уже не склеишь,
И не зашьешь златой иглой.
Ты без меня тихонько стлеешь,
А я опять укроюсь мглой.
29.06.2010.
© Ника Савостьянова

Довольно смелое решенье...
Твое бездействие и я.
Но это лишь твое лишенье, -
Все станет пусто без меня.
Твои глаза опять слезятся?
Твой голос снова задрожал?
Мне стоило во всем признаться,
Когда меня ты провожал.
Едва ли я на миг забуду,
Как ты легко меня пустил.
И в каждом шорохе, повсюду,
Ты сам себя за все простил.
Я не горю и не пылаю,
Не жгу все письма... лишь холсты...
Я одного теперь желаю, -
Чтоб ты скорей развел мосты!



26.06.2010.

© Ника Савостьянова

Я закрою глаза. До рассвета
Будет долгой дорога минут.
Эта ночь так небрежно одета
В теплый плед одиночества. Тут
Время ленью сползает уныло,
Заковав меня в цепи из слов.
Лишь с зарею немного размыло
Караван моих сказочных снов.



© Ника Савостьянова

На правом берегу свободы
Едва заметно, чуть дыша,
В капризах пасмурной погоды,
Моя откроется душа, -
Теплей, чем ты, не обнимают,
Нежней, чем ты, не говорят.
А капли с неба ниспадают
И словно чудеса творят.
Здесь небо купола целует.
Здесь все стремится в никуда.
Здесь мое сердце затоскует,
Тебя покинув навсегда.


© Ника Савостьянова

За окном проплывают минуты.
Я сижу, утопая в тиши.
Эти стрелки в часах так занудны, -
В них есть время, но нету души.
Я листаю всю жизнь по картинкам.
Вот и стрелки, вдруг, тянет назад.
За окном, как игрушки, машинки,
Вдалеке, словно сказочный, сад.
Тот же дом, тот же день, те же люди…
Только что-то уже не вернешь.
Эти стрелки в часах словно судьи, -
Дали время – его и живешь!

© Ника Савостьянова

Люблю тебя! Люблю и обажаю!
Этот полет немыслимо высок.
За мной, порой, ветра не успевают,
И чувств не прирывается поток.
Тобой дышу, тебя лишь вспоминаю.
Ищу блеск глаз твоих в мерцанье звезд.
И с каждым днем все больше понимаю -
Я просто оказался в мире грез!

© Ника Савостьянова

На сломанных крыльях любви
Взлететь высоко невозможно.
И как ты меня не зови,
Теперь я во всем осторожна.
Не веря глазам и словам,
Тяну за собою оковы.
Ты следом идешь по пятам...
Сюжеты до боли знакомы, -
Во всем мы себя узнаем...
И прежде друг друга встречали.
Зачем мы с тобой не вдвоем?
Зачем нам так много печали?
И в нежном шептанье ветров
Я голос поймать твой сумела...
От края до края миров
Возводим мосты так несмело.
13.05.2010.

© Ника Савостьянова